Великие истории любви

Екатерина Долгорукова и Александр II

11 июля 2018, в 13:14

Император Александр II с юношеских лет отличался романтическим складом характера и влюбчивостью. Первым его серьезным увлечением стала фрейлина его матери, Ольга Калиновская. Ольга была старше на два года, но чувства Александра к ней были пылкими и одновременно сильными. Цесаревич даже подумывал о разрыве помолвки с немецкой принцессой Максимилианой-Вильгельминой – будущей российской императрицей Марией Александровной. Однако родители, обеспокоенные столь серьезным увлечением сына, предпочли удалить Калиновскую от двора, и вскоре девушка вышла замуж за графа Огинского.


Екатерина Долгорукова и Александр II


Александр тосковал по Ольге, а его отец, Николай I, которого считали солдафоном, вопреки мнению многих, был человеком тонким и переживал за сына и наследника. Вот строки из его письма: «…Я объяснил, однако, сыну, что сколь ни естественно в его летах предпочитать одно лицо женского пола другому, не должно, однако, давать волю мечтам или склонности, когда они не приличны ни по званию, ни по положению лиц».

Да, брак наследника престола в те времена был делом гораздо более политическим, чем любовным, и Александр женился по выбору родителей. Максимилиана, которая в православии была наречена Марией, оказалась прекрасной матерью, но как жена она, пожалуй, имела слишком властный характер и подавляла личность мужа. За восемнадцать лет брака жена родила Александру восьмерых детей, что не могло, разумеется, не сказаться на ее привлекательности. Да и последняя беременность оказалась столь тяжелой, что врачи строго запретили императрице дальнейшие интимные отношения.

Императрица больше не могла исполнять супружеские обязанности, но при дворе это был не первый случай. Для удовлетворения мужских потребностей обычно выбирали какую-либо из фрейлин. На такую связь и жена императора, и весь двор обычно смотрели сквозь пальцы: в истории государства Российского еще не было случая, чтобы роман государя с фрейлиной вылился в нечто большее, чем простой адюльтер…

Александр знал Екатерину еще ребенком – она была дочерью разорившегося князя Долгорукова. Император принял участие в судьбе всех шестерых детей князя: мальчиков отдали в престижные военные заведения, а девочек – в Смольный институт.

Катя была чувствительной девочкой, и вот что она записала в своем дневнике: «Несмотря на все заботы директрисы, я так и не смогла привыкнуть к этой жизни без семьи, среди чужих. Я потихоньку теряла здоровье. Император, узнав о нашем приезде в Смольный, навестил меня по-отечески; я была так счастлива его видеть, его визиты возвращали мне бодрость. Когда я болела, он навещал меня в лазарете. Его подчеркнутое внимание ко мне и его лицо, столь идеальное, проливали бальзам на мое детское сердце. Чем более я взрослела, тем более усиливался его культ у меня. Каждый раз, как он приезжал, он посылал за мной и позволял мне идти с ним рядом. Он интересовался мною; я считала его покровителем, другом, обращалась к нему как к ангелу, зная, что он не откажет мне в покровительстве… Он посылал мне конфеты, и не могу описать, как я его обожала».

Долгое время не видя ту, что за это время из девочки превратилась в прелестную девушку, Александр был весьма удивлен, когда при посещении Смольного института ему была представлена семнадцатилетняя Екатерина Долгорукова. Родители, к которым Катя вернулась после завершения образования, вывозили дочь в свет, но… Она писала: «Каждый бал удваивал мою печаль; светские увеселения были противны моему характеру, я любила уединение и серьезное чтение. Один молодой человек очень старался мне понравиться, но мысль о браке не важно с кем, без любви, казалась мне отвратительна, и он отступил перед моей холодностью».

Между тем, гуляя в Летнем саду, девушка случайно встретилась с императором. Далее встречи стали уже не случайными, и вскоре эти двое поняли, что не могут жить друг без друга. Прошел год упоительных свиданий, прежде чем Екатерина согласилась на интимные встречи, но, чувствуя, что нужна возлюбленному как жена, она отдалась ему со всей страстью молодости…

Связь императора с Долгоруковой настолько не походила на обычную в светских кругах интрижку, что вызвала сначала недоумение, а затем и недовольство двора. У Александра с Екатериной образовалась полноценная семья, в то время как законная его жена еще была жива! Однако Александр никогда не обижал императрицу – он помнил обо всех семейных праздниках и неизменно дарил подарки и жене, и сыновьям и проводил с ними много времени. Но отказаться от Екатерины было не в его силах, ведь именно в ее поддержке он нуждался более всего!

Под давлением семьи Александр был вынужден отослать любовницу в Неаполь, но в разлуке влюбленные писали друг другу письма. За четырнадцать лет их совместной жизни сохранилось около четырех с половиной тысяч этих нежных посланий! Кроме того, долгое расставание не охладило их чувств, как надеялись многие. Когда государь посетил с официальным визитом Париж, туда приехала вызванная им Екатерина, и домой они вернулись уже вместе.

Императрица, неизлечимо больная чахоткой, была еще жива, когда Александр, желая беспрепятственно видеть Екатерину и детей – а за годы связи их родилось трое, поселил Долгорукову в Зимнем дворце. Это вызвало неприязнь многих Романовых к любовнице императора, но та часть царской фамилии, которая видела бескорыстие Долгоруковой и ее нежную и искреннюю любовь к императору, вполне понимала чувства Александра.

Они жили как обыкновенная семья – с совместными завтраками и ужинами, прогулками, расставаниями и радостными встречами… Императрица же делала вид, что Долгоруковой в жизни ее мужа не существует. В 1880 году императрицы Марии Александровны не стало. И еще до истечения срока протокольного траура император Александр I поспешил выполнить то, что когда-то, много лет назад, пообещал юной и неопытной Кате: в часовне Царскосельского дворца он обвенчался с любовью всей своей жизни. Свое решение не ждать окончания траура он объяснил так: «Я никогда не женился бы прежде окончания траура, но мы живем в опасное время, когда внезапные покушения, которым я подвергаю себя каждый день, могут окончить мою жизнь. Поэтому мой долг – обеспечить положение женщины, вот уже четырнадцать лет живущей ради меня, а также обеспечить будущее троих наших детей…»

Брак не предполагал того, что после смерти Александра на трон может взойти его вторая жена или кто-то из ее детей, да Екатерина к этому и не стремилась. Сама Долгорукова после венчания получила титул княгини Юрьевской, и ее брак с императором считался морганатическим. Дети от Александра носили отчество «Юрьевич» – то самое, которое все Романовы давали своим детям, рожденным вне брака, но узаконенным позже.

За свою жизнь император опасался не напрасно: 1 марта 1881 года он был убит народовольцами, бросившими бомбу в его карету. Многие современники обвиняли Долгорукову в том, что она готовилась взойти на императорский трон и даже было назначено число для коронации. Смерть Александра I положила конец всем слухам, а заодно и счастливой жизни Екатерины…

Княгиня Юрьевская с детьми уехала в Ниццу, потому что в России было слишком много ненависти и дорогих ее сердцу воспоминаний. Она жила замкнуто и одиноко, но в это время с ней подружилась одна из великих княжон, Ольга Александровна, которая любила бывать в доме второй жены своего деда. В воспоминаниях Ольги можно прочесть то, о чем сама Екатерина предпочитала не говорить: «Всякий раз, как я приходила к ней, мне казалось, будто я открываю страницу истории. Жила она исключительно прошлым. Она только о нем и говорила…»

Да, Екатерина только об этом помнила и говорила. И бережно хранила все подарки любимого, все письма и саму память о нем – своем единственном Александре…

Автор: Екатерина Долгорукова и Александр II
Ваше имя
Эл. Почта
Начать
Авторские права
Копирование статей с сайта возможно только при установке прямой html-ссылки на сайт Люди, открытой для индексирования! Копирование без соблюдения авторских прав, будет преследоваться по закону!
Знакомства. Люди. Онлайн.
Знакомства
Сайт знакомств